Google+ Followers

Tuesday, 17 September 2013

Местечковое

Опять про Академию. И, как ни странно, про борщ.
...на одной из пар по английскому в прошлом семестре студентам предлагалось прочитать адаптированный текст, в котором самая настоящая Британская Ученая (нейробиолог, кажется, или химик, и, если верить иллюстрации, -  дама прямо-таки роскошная) рассуждала о проблемах, c которыми встречается Женщина, когда идет в Науку. Текст был, в общем, не самый глупый, и, когда один из присутствующих на паре 18-летних мальчиков предсказуемо прошипел это самое "boooorsch...", я, не найдя ничего лучшего, включила почему-то режим "исповедующая окололиберальные ценности очкастая барышня с короткой стрижкой", его немного, но довольно интенсивно пофрустрировала, поговорила что-то такое, поверхностно-суфражистское, про мачизм, сексизм и гендер стадиз, потом добавила уже от себя "But that's also a kind of ideology, we're all sexist", и тема была замята.
Всему этому придала неожиданный налет непомерной искренности и подлинности другая Очкастая Барышня в аудитории (только это были очки не в хипстерской оправе, а в такой, знаете, интеллигентской), которая попросила разрешения покинуть аудиторию, потому что она приехала в Петербург за Высокой Культурой (я серьезно), а тут, о ужас, симпатичные и глупые мальчики-ровесники, шутящие про борщ. Я, естественно, сказала, что, раз уж приехала за культурой, то покидать аудиторию нельзя, а надо оставаться и высказывать свое мнение.
...На днях я отчего-то вспомнила сей инцидент и задумалась. Не про гендер, не про мальчиков и девочек, и кому варить Borscht, а кому отдавать себя почти целиком Science, а про то, что, собственно, говорилось в монологе прекрасной британской ученой.
А она рассуждала на самом деле вовсе не о возможности идти в Науку, если ты Женщина, а о том, как за время беременности, родов, ухода за грудным ребенком она утратила конкурентное преимущество над своими нерожающими и не вскармливающими коллегами обоего пола: написала меньше статей, вписалась в меньшее количество грантов и т д. То есть, дело не в Университете, а, внезапно, в Рынке.
...И мне кажется, что у университета сейчас, как ни крути, ни выделывайся про "мынесемвампросвещение", остается два пути: при недостатке финансирования - бродящие по нему рассеянные люди, изредка сталкивающиеся взорами, в которых читается навязчивое "Fuck it, I'll be a stripper", либо - при неплохом финансировании - превращение в жесткую конкурентную среду, включающую в себя постоянное состязание в том, у кого выше средний балл, больше статей, индекс цитируемости выше и т д. И ни в тот, ни в другой мир мне полностью погружаться не хочется.

Monday, 9 September 2013

I've seen the future, baby, it is murder...


Academia в очередной раз спровоцировала у меня острый приступ critical thinking и culture studies.
Небольшая, но ОЧЕНЬ скучная предыстория: дважды в год Центр Языкового Тестирования проводит, вы не поверите, языковое тестирование всех изучающих иностранные языки студентов спбгу, а  потом трубит общий сбор, и все преподаватели межфака (дивное слово) отправляются эти тестирования проверять. То есть, сначала проводится инструктаж преподавателей в качестве экспертов устной части уровня B1, уровня B2, письменной части уровня B1 и уровня B2. Потом выдает сертификаты в качестве эксперта устной части уровня ... и т д.
В результате, я два раза в год довольно неловко исполняю роль Эксперта Раздела "Письмо". Обычно я по этому поводу начинаю истерически панковать, но в это лето я как-то даже полюбила заниматься официозными, немного кафкианскими штуками. Абсурд как абсурд, несложный и ненавязчивый, взять с него, кроме чего-то своего, субъективного, нечего.
...В этом году первокурсники должны были написать, среди прочего, сочинение-размышление в ответ на вопрос о том, думают ли они, что новый век принесет с собой благоприятные изменения для человечества. Вне зависимости от положительного или отрицательного ответа, предлагалось также рассмотреть противоположную точку зрения и сформулировать выводы в заключении. Формулировка, конечно, уже вызывает иронию, но, так или иначе, вопрос был задан, ответ получен.
К моменту проверки не то двенадцатой, не то пятнадцатой работы наметилась устойчивая тенденция: абсолютно ВСЕ студенты, вне зависимости от проявленного знания девяти синонимов к слову moreover и степени виртуозности владения пассивным залогом во времени паст перфект континьуос (ну, или неумения спрягать глагол to be в активном залоге настоящего времени), несли АБСОЛЮТНО одинаковые означающие, c одним и тем же посылом. Списали? Скорее всего, но списали-то они именно это.
Так вот. Большинство этих семнадцатилетних представителей среднего класса утверждало, что changes, конечно же будут, и будут они, конечно же, favorable. Почему? Ясное дело, потому, что медицина дала нам самые замечательные drugs, а technology и science - чудесные gadgets, которые будут делать за нас всю работу, и у нас будет больше времени на учебу. Тут, естественно, вклинился какой-то оригинально мыслящий и добавил, что еще наука сможет клонировать мозги, и личность станет продуктом Science, а не Nature. Хотя "religy", конечно, будет против.
Противоположное мнение? Может, и не будут эти changes такими уж favorable. Потому что, как говорят some people, сейчас очень загрязненный энвайронмент, и могут очень сильно упасть morals. Но мы должны собраться все вместе и понять друг друга хьюманистикалли. И тогда мы почистим энвайронмент и моралз не упадут. И будет better future.
Из работы в работу: medicine, gadgets, environment, morals, medicine, gadgets, environment, morals. Мне сразу представился этот дивный новый мир, а посреди его - субъект с medicine за щекой (виагра?анксиолитик?виагра с анксиолитическим эффектом?), защищающий morals и environment через приложения iMorals и iNvironment в своем gadget.
Следует оговориться: я здесь, c вами, я понимаю многие и многие вещи. Что они три месяца назад закончили школу, что они после лета, что им, как и мне, глубоко пофиг на это чисто формальное тестирование, более того, что многие из них в кого-нибудь влюблены, играют гаражный рок, пишут стихи или искренне хотят через много лет изобрести новый medicine, который поможет, допустим, больным онкологией. Что история эта не стоит выеденного яйца.
Но еще я вот сейчас очень хорошо понимаю, что в такие моменты тупняка, скуки, какого-то анонимно-беспросветно-бессмысленно-бесконечного ЕГЭ, язык говорит нами, современность говорит и что-то такое еще, самое неприятное...небытие, что ли? Письмо от никого к никому.
То, что все это напомнило мне в основном текст Леонард-Коэновской the Future - это моя личная, c моим драматизмом, проблема. Но из этой проблемы вырастает вполне универсальный вопрос, вопрос об образованиях, о субъективации, который можно решать только очень камерным частным, практическим образом.